/̵͇̿̿/’̿̿ ̿ ̿̿  ВНОВЬ ЖОРЕС

(Книга первая, глава 4)

intervalЭтим вечером я как всегда напился в забегаловке «У Миллей», устроив там очередное шоу. Подобные шоу я закатывал в течение четырех лет — с тех пор, как стал довольно популярен в Париже; и каждый раз к стойке, за которой я сидел, поворачивались посетители. Завсегдатаи, хорошо знавшие меня, хохотали во весь голос, когда я комментировал последние события в театральном мире, и аплодировали стоя, когда я, полупьяный, пытался петь. Новые люди улыбались, и видно было, что разошедшийся за стойкой бара актер им не только не мешает, но является, по их мнению, непременным атрибутом этого места.
intervalНо в этот раз, как и в дни с момента гибели Татьяны и Виктóра, все удрученно молчали.
interval— Интересно получается, — орал я в доску пьяный, — Татьяна крепко держала меня последние два года, не давая совершить ни одного лишнего шага; теперь же, когда она оплатила мой билет на свободу, мои денежки будто бы принадлежат всем на свете, кроме меня! Вначале на них кладет глаз офицер-следователь полиции, а теперь…
interval— Я не хочу больше ничего слышать об этом деле, а те, кто сидит у тебя за спиной, и подавно! — шептала мне Миллей, перегнувшись своей пышной грудью, которая так не давала покоя Татьяне, через стойку бара.
interval— Подписку о невыезде я уже дал, — не унимался я, — теперь они собираются заморозить мой счёт! Восемьсот тысяч евро! Почти миллион! Заморозить! Это, по-вашему, демократия?!! Можете себе представить? — орал я на всё кафе, — восемьсот тысяч наличными уплывают от меня в карман какого-то суки-следователя!
interval— Успокойся, Дури, — шептала Миллей, придерживая мой кулак, которым я пытался вдребезги разнести стойку, — никто не отбирает у тебя твоих денег. Ты же сам сказал, что они просто замораживают на время счет. Так всегда бывает в случае уголовного расследования!
interval— Уголовного расследования? Так значит, теперь я уголовник?!!
interval— Ты проходишь свидетелем по уголовному делу, и с этим придется смириться. Но вот когда выяснится, что ты ни в чём не виновен, а мы все в этом не сомневаемся, — нерешительно добавила она, — тогда ты сможешь подать на них в суд за моральный ущерб. Еще неизвестно, сколько ты отсудишь у них. Может быть, даже больше, чем получил сейчас!
interval— Ты так думаешь?.. Это хорошо, потому что деньги мне были бы весьма кстати. Еще когда Татьяна мучила меня своими подозрениями и бесконечной ревностью, у меня созрел план, — врал я. — А что если бросить всё к чорту и свалить на необитаемый остров? Посмотри, я только что был в бюро по продаже недвижимости, что на Карвуазье (на этот раз я не врал — после банка я действительно побывал там). Так вот, они сообщили мне интересную штуку… на нашей чортовой планете еще полным-полно тёплых местечек, которые пока никем не заняты. Я имею в виду те самые необитаемые острова. Вот, к примеру… — я развернул карту мира, обнаруженную вечером дома, — возьмем Карибские острова. Видишь эту россыпь?.. Это никем не обжитые клочки земли! За хорошую сумму можно приобрести один такой клочок. Ты скажешь, что это под силу лишь миллионерам? Но я и есть без пяти минут миллионер! Добавь к этим деньгам еще пару миллионов, и я превращусь в миллионера-мульти!
intervalКраем уха я слышал, как веселится публика, и меня, не совсем трезвого, это заводило еще больше:
interval— Так что спасибо за прекрасную идею, Миллей. Обязательно подам в суд на этого Жореса!
intervalИ я лез к ней целоваться.
intervalНо как бы я ни болтал в забегаловке Миллей, у меня хватило ума умолчать о самом главном. О том, как я провел день, выйдя из бюро по продаже недвижимости.
intervalСвернув с Карвуазье на Бякино шоссе, я навестил концертные бюро, с которыми у меня оставались договоренности на концерты в провинции, и отказался от запланированных поездок.
intervalРазумеется, без оплаты неустойки не обошлось. В целом мне предстояло заплатить пятьдесят тысяч. Тут же я подмахнул надлежащие бумаги, рассчитывая покрыть неустойку из суммы, которая уже почти была в моих руках. При этом я ни секунды не задумался о том, что если с мадам Фьори всё пойдет не так, как я того ожидаю, или Жорес успеет добраться до моих денег раньше меня, я становлюсь некредитоспособным должником. И сумма моего долга, согласно подписанному договору, будет увеличиваться от месяца к месяцу, пока я не закрою его, кинувшись с моста в Сену, или не сбегу из страны нелегальным образом.
intervalЧто касается побега из страны, это было моё «во-вторых».
intervalИтак, во-вторых, я обнаружил прекрасную лазейку, которую мне на блюдечке с голубой каемочкой преподносила недавно расширившая свои границы объединенная Европа — в частности Польша, входившая теперь в ее состав. На своем авто я пересекаю франко-германскую границу, дальше двигаюсь до Берлина, где в районе Одера попадаю в Польшу. Имеется в Польше Интерпол?.. Даже если и имеется, меня не догадаются искать в бывшем социалистическом лагере. А в том, что меня будут искать после того, как Жорес не обнаружит моих следов в Париже, я не сомневался. Но хитрость моего плана заключалась в дальнейших моих действиях… На деньги, которые благодаря мадам Фьори окажутся в моем распоряжении, я совершу беспрецедентное пересечение границы. Беспрецедентное потому, что со времен падения социализма польско-российской лазейкой никто больше не пользовался, а если пользовались, то лишь контрабандисты, переправляющие из России на Запад дешевые сигареты и алкоголь. Но если такие вещи делают ради выручки в пару тысяч, то за десяток тысяч евро меня доставят в Россию в белом кабриолете с мотоциклетным эскортом, не так ли?..
intervalРоссийский паспорт у меня имелся. Теперь оставалось напрячь свои прежние связи на родине и приобрести путевку в Израиль или в Турцию. После этого мой след затеряется так, что никакой Жорес не распутает запутанной нити. Персонального острова на Карибах я, конечно, не получу, но неплохо заживу на оставшиеся деньги где-нибудь на берегу Адриатического моря. По самым строгим подсчетам после оплаты неустойки и пересечения российско-польской границы у меня должно остаться порядка шестисот тысяч евро. Совсем неплохо для человека со скромными потребностями!
intervalВозможно, я бы еще успел усомниться в своем плане, вспомнив о том, что при всём желании не смогу долго жить инкогнито — я певец, и рано или поздно я запою, или меня узнают в лицо какие-нибудь заезжие туристы. Фотография в фейсбуке, ролик на Ю-Тюбе и через неделю — я вновь в кабинете у Жореса. Итак, возможно, я успел бы подумать обо всём об этом, но я не успел. В девять утра, когда я уже оделся и был готов к выходу, чтобы без двадцати одиннадцать быть в клинике Шамброль, в квартире раздался звонок.
intervalЗа дверью стоял Жорес.
interval— И куда же мы отправляемся? — поинтересовался он, без приглашения переступая порог моего дома и оглядывая при этом «банановые» коробки, которые я как на грех притащил в коридор для того, чтобы избавиться от кучи лишних вещей, забарахливших квартиру. — Никак собрались нас покинуть? — продолжал Жорес ироническим тоном, бесцеремонно проходя в кухню и открывая в раковине кран.
intervalСтоя в просторной Татьяниной кухне, до сих пор еще блестевшей чистотой и прежним глянцем, приземистый и топорно-квадратный, в черной куртке несмотря на лето, он казался мохнатым ядовитым пауком, заползшим на фарфоровое блюдце.
interval— Ух ты, — выдохнул Жорес, — и на кухоньке всё подчистили…
interval— В каком это смысле? — попытался уточнить я, внутренне содрогаясь от мысли, что ему уже известно о моем визите к мосье Клавелю и о предстоящей встрече с мадам Фьори.
interval— Не хотели бы вы рассказать, как провели вчерашний день? — вместо ответа поинтересовался Жорес, беря с полки бутылку мартини. — Бокальчик не предложите? — он язвительно заулыбался.
intervalЯ достал два треугольных бокала:
interval— Если мы собираемся пить, то у нас, как я понимаю, неофициальная беседа?
interval— Именно так, мой друг. И в рамках этой неофициальной беседы я хотел бы поинтересоваться, чем вы занимались вчера вечером.
interval— Может быть, закроете воду? — предложил я.
interval— Позвольте мне решать, под какой аккомпанемент мы будем беседовать, — огрызнулся Жорес, продолжая улыбаться. Зубы у него были крупные, как у лошади, и желтые, как у любого курильщика, не способного по причине крайнего опьянения воспользоваться зубной щеткой после ночного запоя в пабе. — Ну так чем же вы вчера занимались?
interval— Мне нечего рассказывать, — буркнул я. — Если только вы инкриминируете мне то, что я пролежал всё это время на диване, дроча на порно по телику.
interval— Что вы говорите! — картинно ужаснулся Жорес. — А как же ваш визит в банк с просьбой немедленно обналичить незаконно нажитые вами деньги?.. Я уж не говорю о концертных бюро, где вы пообещали неустойку в размере пятидесяти тысяч за концерты, которые были запланированы у вас на три последующих месяца! Собираетесь сбежать от нас, да? А как же подписка о невыезде?.. Господин Пилорамов, я обещал вам, что еще один прокол, и вы будете арестованы. Так что позвольте забрать вас в комиссариат для дачи показаний, после которых у меня будут все основания обратиться к мосье Клавелю с официальным требованием о заморозке вашего счета.
intervalЯ оторопел, покрывшись ледяным потом. Он не блефовал. Он знал Клавеля, он знал о моем визите в банк, он знал всё обо мне. Единственное имя, которое пока еще не прозвучало, было имя мадам Фьори. Сознательно ли он не упоминает о ней?.. Клавель — сексот полицейского управления и предатель?
interval— Зачем вы включили воду, мосье Жорес? — выдохнул я, пытаясь взять себя в руки.
intervalЖорес, казалось, смутился.
interval— Вы боитесь, что я ненароком запишу наш разговор, да?
interval— Во-первых, я ничего не боюсь, — начал он.
interval— А во-вторых, мой визит в комиссариат вам так же невыгоден, как и мне, — подытожил я. — Именно поэтому вы и заявились ко мне домой.
interval— Куда вы намерены сбежать с этими деньгами?
interval— С моими деньгами, — поправил я.
interval— Не валяйте дурака, — зашипел Жорес, — вы прекрасно понимаете, что пока идет следствие, вам не удастся вывезти из страны восемьсот тысяч!
interval— А вы со своей стороны будете тянуть это следствие до тех пор, пока…
interval— Пока что?
interval— Пока не найдете способ… Чего вы от меня хотите?!!
interval— Мне кажется, это вы должны от меня что-то хотеть, а не я, — поправил меня Жорес, доливая в свой бокал мартини.
interval— Я хочу, чтобы вы немедленно покинули мой дом.
interval— Покину я этот дом или нет, для вас не играет особой роли. Следствие всё равно будет продолжаться, — проговорил Жорес, делая большой глоток из бокала. — Если вы, конечно, не попросите меня лично пересмотреть ваше дело.
interval— И что-то изменится, если я попрошу вас об этом?
interval— Если просто попросите, навряд ли. Но если к словам вы приложите конкретные аргументы (Жорес подошел к мойке и отвернул кран на полную катушку, отчего вода начала брызгать на пол и на его лакированные ботинки), тогда, возможно, мне удастся надавить на определенные рычаги, и полиция забудет о вашем существовании. Закроет, так сказать, глаза на…
interval— Сколько? — перебил я его.
interval— Не понимаю, о чём вы говорите! — Жорес вдавил шею в туловище и теперь стал еще больше похож на мохнатого паука — на мохнатого, испуганного, но всё еще опасного и ядовитого.
interval— Не морочьте мне голову, Жорес (я намеренно повысил голос, и он испугался еще больше), сколько вы хотите получить за эту услугу?
interval— Прошу вас, во-первых, не надо так возбуждаться, а во-вторых, не надо вести себя так, будто деньги у вас в кармане, и вы сможете прямо сейчас вытащить их на стол.
interval— Всё зависит от того, о какой сумме идет речь, — соврал я, ибо наличными у меня не было практически ни цента.
interval— Вчера я созванивался с Центральным банком, — продолжал Жорес, не слушая меня. — Официально, по вашему делу, разумеется. Там я получил очень четкий ответ на вопрос о вашей кредитоспособности.
interval— Не блефуйте. Никто не дает информацию по таким вопросам.
interval— Вам не дадут. Полиция — другое дело.
interval— Уж не хотите ли вы сказать, что позарились на мою страховую сумму? — опешил я.
interval— Как мне объяснили, без нашей санкции вы всё равно не получите своих денег. Иными словами, пока не закончится следствие, вашей страховки вам не видать. А закончить следствие лишь в моих силах. Так что о размерах моего гонорара буду судить я.
intervalЧтобы выиграть время, я подошел к стойке и наполнил свой бокал мартини. Либо Жорес блефовал, либо Клавель был не совсем откровенен с комиссаром полиции, намеренно не упомянув о моей возможности получить деньги через мадам Фьори. Либо оба они — Клавель и Фьори лгали мне, подставляя меня под Жореса.
interval— Вы говорите так, словно мы идем на преступление, и вы требуете свою долю, — заметил я.
interval— Как хорошо, что вам наконец-то это стало ясно!
interval— То, что мы совершаем преступление или то, что вы требуете свою долю?
interval— Не придирайтесь к словам!
interval— Но я могу сейчас же отправиться в полицию и рассказать нейтральным лицам о нашем разговоре!
interval— Очень хорошо. Расскажите этим нейтральным (он хохотнул) лицам о том, как вы пытались подкупить главного следователя по вашему делу, вынуждая его закрыть на всё глаза и прекратить следствие! Расскажите об этом и останьтесь без денег с долгом в пятьдесят тысяч, который вы имеете на руках после подписания неустойки!!!
interval— Сколько вы хотите, мосье Жорес? — не выдержал я.
interval— Половину того, что вам предлагает банк.
intervalЯ невольно дернулся, а Жорес, допив свой бокал, заговорщически прошептал:
interval— И пока вы не начали со мной торговаться, я исполняю ваше желание и удаляюсь. Искать меня не надо. Я сам найду вас!
intervalИ он двинулся вон из кухни.
intervalЯ окликнул его:
interval— Но как я получу свои деньги, чтобы расплатиться с вами?
intervalМерзавец остановился, повернувшись ко мне:
interval— Как вы получите свои деньги?.. Весьма интересным способом. Того, что вы орали вчера в этой вашей забегаловке «У Миллей», вполне достаточно, чтобы я арестовал ваш счет. Подумать только! Ваша жена оплатила вам ваш путь к свободе! Крепкое замечание! Так вот, я арестую ваш счет, и он переправится из Центрального банка на особый закрытый депозит, открыть который с этого момента вы сможете лишь через наше ведомство. А ваш покорный слуга и есть то самое ведомство, мон шер; так что держитесь меня и вы получите вашу сумму. Вернее, половину от того, что вы выиграли, угробив свою жену и сына!
interval…Я набросился на него прежде, чем успел осознать то, что хотел сделать. Удар в плечо — и Жорес повалился на кафельный пол, издав такой грохот, будто уронили бронированный сейф. Ударившись своим квадратным подбородком о плитки, он замер на мгновение, затем попытался подняться, но я уже упал на него, навалившись на его плечи и ухватив его голову на короткой мясистой шее обеими руками. Рывок — голова Жореса приподнялась и с размаху вмазалась в пол. Еще рывок — и она запрыгала под моими ладонями как волейбольный мяч. Жорес беспомощно мычал, очевидно, расквасив себе о камень губы. Затем он дернулся, и тут произошло неожиданное: высвободив из-под моего тела свои руки, он протянул правую вдоль тела, затем выпростал вперед.
intervalТеперь в его руке был пистолет.
intervalЗвук выстрела отрезвил меня, словно ушат воды, вылитый на голову. Нет, я не испугался пули — я протрезвел, осознав вдруг: только что мы сыграли последний акт пьесы, на котором заканчивается всё: моя свобода, моё относительное спокойствие, и рушатся все планы на дальнейшую жизнь, и без того не представлявшуюся мне особенно радужной. Теперь этот мерзавец, которого я всё равно не смогу ни убить, ни покалечить, волен делать со мной всё, что угодно. «Вот если бы вы, дав подписку о невыезде, пытались бы сбежать из города или напали бы на вашего комиссара Жореса…», — услышал я внутренним слухом голос мосье Клавеля.
interval«Ну вот, всё кончено», — пронеслось в сознании.
intervalСекунды моего сомнения было достаточно, чтобы Жорес вскочил на ноги. Пуля, выпущенная из его табельного оружия, пролетев прихожую и влетев в гостиную, вонзилась в стеклянное трюмо. Трюмо рухнуло, устелив пол миллионом сверкающих осколков. Они брызнули во все стороны, словно праздничный салют, а один из этих осколков, проделав путь, противоположный тому, что проделала пуля, вонзился мне в щеку. Жорес же, отскочив от меня, направил пистолет чуть выше моей головы и выстрелил вновь. И одновременно с этим выстрелом из моей щеки, пораненной стеклом, брызнула кровь.
intervalУвидев это, Жорес схватился за свой мобильник, щелкнув на нём пару кнопок.
interval— Алло, база, нападение на полицейского, — закричал он вибрирующим голосом. — Нападающий ранен в перестрелке!
interval— Я не ранен в перестрелке, ублюдок, — зловеще зашептал я, размазывая по лицу кровь. — Если бы ты попал мне в лицо, от него бы уже ничего не осталось!
interval— Вызываю подкрепление! — вопил Жорес в свой мобильник, как видно, ничего не соображая от испуга и пытаясь подняться с пола.
intervalВ руке его сверкнули наручники, а передо мной промелькнули два года, которые я проведу за решеткой. И неважно, что я буду говорить на допросе, объясняя, почему набросился на старшего следователя полицейского комиссариата. Мне труба.
intervalПоняв это, я бросился навстречу поднимающемуся с пола следователю и вновь сбив его с ног плечом, рванул в прихожую, распахнул входную дверь и почти что кубарем скатился вниз по лестнице.

продолжение

❈ ═══════❖═══════ ❈

назад, на оглавление