╫ РУДИ ЛЕМСТЕР ЖИВ?..

(Книга вторая, глава 43)

К часу ночи, основательно захмелевший, я вернулся в свой какао-свит. Очутившись за закрытой дверью, я остановился посреди прихожей. Тело не желало слушаться, но сознание твердило, что перед тем, как отключиться и уснуть, мне надо сделать нечто очень важное…
Вытащив из оранжевой сумки диск с моим концертом и рисунками Саймона, я принялся озираться по сторонам. В сумке оставлять всё это нельзя. Конечно, никто не станет проверять мои вещи прямо в гостиной, но способ меня обыскать они найдут. Теперь я понимал, что этот остров и его тайны охраняются очень тщательно. Меня не выпустят на континент, пока не удостоверятся, что я не сделал фотографий, не записал разговоры, не унес отсюда никакой «контрабанды». Возможно, Петер обыщет мои вещи, когда я вновь усну в самолете. А они точно позаботятся, чтобы я уснул.
Итак, ничего кроме сумки с лэптопом у меня с собой не будет, а сумку обыщут. Может быть, засунуть рисунки за пояс?.. Нет. Это будет заметно.
— Но у меня есть лэптоп! — воскликнул я.
В голове зазвучал голос Петра Андреича, того самого хозяина русской лавки, что, продавая мне этот лэптоп, принял меня за контрабандиста: «Модель эта очень ёмкая за счет неучтенного пространства между крышкой и экраном… Значиц-ца так…»
Дальше я всё делал чисто автоматически, превозмогая опьянение и озвучивая действия словами, услышанными при покупке лэптопа, который теперь мог меня выручить:
Отворачиваешь винтики под этими фланельками и отодвигаешь экран
Раскрыв сломанный лэптоп, я отвинтил тонким кончиком ножа, найденного на кухне, шесть винтов, которыми на его экран был привинчен чёрный пластиковый наличник.
Он на шарнирах, не бойся, не выпадет и капут не будет
Наконец, межу крышкой и дисплеем образовался довольно широкий, миллиметров в пятнадцать, зазор. Прав был Петр Андреич: сейчас таких моделей больше не делают. Теперь всё впритык, теперь экономят каждый свободный миллиметр.
— В эту модель на первый ряд входит ровно четыре пачки…
С этими словами трясущимися от волнения руками я вложил между корпусом крышки и дисплеем коробку с диском и рисунками, прижав его к внутренней стороне крышки носком, поднятым с пола. Раман, Пабло или тот, кто заинтересован в этом, смогут при желании в любой момент обыскать мои вещи. Но ни одному самому прозорливому человеку никогда в жизни не придёт в голову развинчивать при обыске моих вещей крышку лэптопа! Даже на таможне в аэропорту этого не делают.
Диск легко уместился в полое пространство между дисплеем и корпусом крышки. Я уже готов был аккуратно поставить на место чёрный пластиковый наличник, как вдруг странный, свободно болтающийся проводок приковал к себе мое внимание. Проводок этот выходил из плоского блока экрана и болтался просто так, не будучи никуда подключенным. И это было нелогично — хотя бы потому, что больше никаких проводков к экрану подключено не было. А если так, то как этот экран питается током? Как на него подается сигнал картинки?..
Проводок заканчивался тонким, едва заметным штекером. Осмотрев внутреннюю полость крышки, я заметил небольшой разъем: пустой и явно незадействованный.
Я понял, что произошло с моим лэптопом прежде, чем штекер плавно и легко вошел в пустой разъем: кто-то проник в мою комнату, когда меня здесь не было, развинтил лэптоп и отсоединил питание экрана. Правда, был еще один вариант — не совсем реальный, но успокаивающий: от жары проводок внутри корпуса натянулся, и контакт разорвался.
Наладив контакт и закрутив все шесть болтов, я накрыл их сверху резиновыми прокладками, державшимися на клею. Затем трясущимися от волнения пальцами я вдавил кнопку «Пуск» на клавиатуре, после чего мой «неисправный» лэптоп, послушно зашуршав винтами кулера, осветился экраном, по которому поползли полоски «Windows».
Пару раз глубоко вздохнув, я принялся собирать разбросанные по полу вещи. Затем поднялся в спальню, намеренно замедляя движения и стараясь существовать в привычном спокойном ритме.
Кровать была смята, кругом валялись купюры, разбросанные после празднования победы над миллиардером Стаковским. Опустившись на колени, я принялся собирать деньги, а затем запрятал их в карман, даже не считая.
Ужасно хотелось лечь на постель и уснуть, но какая-то сила задержала меня, потянув к балконной двери. Свежий ветер ворвался в помещение, подняв в воздух еще несколько ассигнаций, и тут же унеся их прочь с балкона. Перегнувшись через перила, я проследил их трепещущий полет. Ассигнации понеслись в сторону освещенного луной сада и опустились на кусты Тропической розы, примкнув в своем фантастическом, спонтанном порыве к крупным ночным бабочкам, порхавшим внизу. Бабочки, как видно, приняли серебристые ассигнации за «своих», ибо тут же начали кружиться вокруг них, и я даже услышал их возгласы: «Смотрите, новенькие прилетели! Да какие красивые, какие большие!!!»
Бабочки — простые существа; они реагируют на яркие узоры. Всё искристое принадлежит их кругу. Мне будет трудно стать своим на этом острове, среди людей, имеющих особый жизненный уклад. А, собственно, не ясно даже, вернусь ли я сюда вновь. Ничего не ясно в моей жизни. Я сам пустил свою жизнь под откос. Странно… за всё время пребывания здесь я так и не зашел в комнаты к художникам! Я не знаю, где и как живёт Регина, где находится комната Саймона. Я вообще не знаю, чем они живут: читают ли книги, смотрят ли фильмы. А между тем, если бы в эти дни я был бы более внимателен к людям, давшим мне кров, то сейчас воспользовался бы парой минут, имеющихся в моем распоряжении, и пробрался бы в комнату Саймона. Спросил бы его, почему он сегодня не вышел. Рассказал бы ему о своем сегодняшнем путешествии по острову. Спросил бы его, зачем он написал эту фразу про убийц, и что имел при этом в виду. Какие убийцы прячутся на острове? Стаковский? Почему тогда он написал по-русски? И откуда он знает эту фразу? Кто ему ее подсказал?
— Руди Лемстер, — прозвучал ответ из глубины затуманенного сознания. — Только Руди знает русский язык, потому что стажировался в России.
— Тогда получается, что Руди жив и находится на острове? — прошептал я в ответ, на этот раз погружаясь в глубокий сон.

продолжение

❈ ═══════❖═══════ ❈

назад, на оглавление