⁂ КСТАТИ, ЗОВУТ ЕГО ДЬЮИ

(Книга вторая, глава 84)

Много изменений и новостей ждало меня, когда я, окончательно вылечившись, покинул место своего уединения и раздумий. Яхта «VAMONOS», которую купили на общие деньги и которой так радовались, затонула недалеко от рифов северной части Орихуэлы. За штурвалом в тот день был Дэннис, получивший долгожданное звание «Drug free Marshal первой степени» и решивший по этому случаю обогнуть на яхте остров. Только чудо спасло его от верной гибели: островная охрана сержанта Гадеса совершенно случайно дрейфующая возле северных скал, спасла неудачливого путешественника.
После этого инцидента решили больше не рисковать и доверяться только профессионалам — таким, как наш верный Фабрицио со своим буксиром.
С самолётом также произошла осечка. Учитель клятвенно пообещал больше не связываться с этим конструкторским бюро, ибо по их вине чуть не погибла Крисси, не сумевшая справиться с управлением, когда во время одного из одиночных тренировочных полётов она попала в восходящий воздушный поток, который в этих местах называется селим. Самолёт вошел в пике, но по счастью, спланировал в овраг, густо поросший кустарником. Кристина отделалась ушибами и шоком, после чего поклялась больше времени уделять творчеству, оставив полёты и искусство пилотирования тем, кто не ценит свою жизнь.
Янтарной комнатой в моё отсутствие никто не занимался, но Учитель предпринял некоторые действия для того, чтобы заполучить к нам переводчика, который, по его определению, «должен родиться в России, быть начитан и образован, владеть немецким столь же хорошо, как и родным своим языком, обладать безупречной внешностью и тактом, и чувствовать себя легко как в обществе королей, так и в обществе простых мужиков типа русских мужланов».
Говорят, что кандидатуру уже утвердили. Этот парень — актёр, приехал в Германию из Франции, поёт баллады и обладает неплохим голосом. Так что нам будет не скучно в его обществе.
Регина сказала, что парень согласился на предложение Пабло с радостью, ибо Учитель буквально спас его от неминуемой гибели. В авиакатастрофе у него погибла вся семья. После смерти близких он получил в качестве страховки большую сумму, но нарвался на какого-то проходимца, завладевшего этими деньгами. Парень совсем слетел с катушек: потерял все контракты, устроился работать пианистом в каком-то питейном заведении в Роттердаме, где его и заметил наш Петер. Пока Петер за ним просто наблюдает, но судя по всему, парень надёжный, и очень скоро он получит от нашего старикана выгодное предложение.
Неугомонная Регина уже продумала целое представление, которое мы устроим в честь приезда нашего дорого гостя, в котором так нуждаемся. Региной планируется костюмированный бал, в котором в роли местных людоедов, якобы, обитающих на здешних островах, будут принимать участие парни с Орихуэлы. Так что нагоним на артиста страху. Сами мы будем играть роль спасителей. Готовы уже и костюмы — выбор пал на персонажи сказок. Я буду играть роль Аладдина. Когда я примерил свой костюм, то ощутил себя словно в сказке.

Переговоры Петера с нашим парнем прошли успешно. Как рассказал нам вернувшийся с континента Петер, в личной беседе парень проявил себя великолепно. Кстати, зовут его Дьюи. Так вот, этот Дьюи не кинулся на заманчивое денежное предложение как голодная собака на подачку — несмотря на тяжелое материальное положение, кстати! Парень знает себе цену. Единственное, о чём Петер предупредил, это о душевных ранах Дьюи. Запретные для разговоров темы — его семья, а также всё, что связано с тем обманом, когда тип по имени Эрнст Тимоти Гарман ограбил нашего гостя на восемьсот тысяч евро: немалая сумма!

Встреча состоялась, и представление, организованное Региной, прошло на редкость удачно. К ночи все собрались на террасе. Наш гость, который оказался в самом деле приятным малым, направился к роялю для того, чтобы спеть для Учителя пару песен, когда я подошёл к нему.
— Меня зовут Руди. Руди Лемстер, — сказал я. — Два года я стажировался в России и теперь хотел бы спросить тебя об одной вещи… Я знал русское стихотворение, в конце которого нужно добавить одно лишь слово, не написанное автором.
— И что теперь? — не совсем учтиво спросил русский.
— Дело в том, что я знал, а теперь вдруг забыл это слово. Но мне кажется, что это слово очень важно для меня… Не знаю, почему, но мне просто необходимо…
— Ну давай же, читай, — нетерпеливо прервал меня русский.
И тогда я продекламировал те самые строки, от которых невольно — не знаю, почему, — слёзы навернулись на глаза, а в голове зазвучало мной самим придуманное имя «Люси»:
— Имя твоё — поцелуй в снег. Ключевой, ледяной, голубой глоток. С именем твоим — сон глубок. Имя твоё…

— КОНЕЦ ЧЕТВЁРТОЙ ЧАСТИ —

продолжение

❈ ═══════❖═══════ ❈

назад, на оглавление