⎳ ПОДСТАВА

(Книга вторая, глава 94)

Как это ни удивительно, у главного входа преспокойно стоял желтый, теперь весь покрытый сажей электромобиль, а так же джип-Дефендер, на котором приехали те, кто приволок с собой избитого Рамана. Наличие здесь транспорта означало, что Стаковский отправился к вулкану либо пешком (эту идею тут же отмели), либо на своем личном транспорте. Поскольку личного наземного транспорта у русских до сих пор не наблюдалось, Дэннис заключил, что они воспользовались геликоптером — тем самым, что был расстрелян Паулем из гранатомёта. Тут же возник вопрос: если камеры со спутников не обнаружили никого на подходе к вулкану, а последним местонахождением вертолёта была кормовая посадочная площадка, не означает ли это, что миллиардер вместе со своими пленниками вернулся на яхту?.. В таком случае, Пабло и Магда с Саймоном так же могли быть на яхте в момент выстрела. Так кого же мы подорвали?!!
Все посмотрели на меня. Я уверил, что матросик с яхты сообщил, что он на корабле один; более того: он сам находился в полной панике и спрашивал, не вышли ли мы на связь со Стаковским, отправившимся к вулкану.
— Всё ясно, — заключил Дэннис. — Преступная старуха знала о кознях сыночка. Где-то он оставил ей код к замку. Вместе со Стаковским они убрали Пабло и теперь ждут того, кто знает свою часть кода.
Все повернулись ко мне.
— Мне плевать, что вы там думаете, проговорил я, — но мы с Магдой не состояли в заговоре. И вообще, разберитесь лучше каждый в себе. Мне кажется, у вас у всех есть достаточно оснований стянуть кусок пожирнее. Тем более, каждый был допущен к ценностям.
Рванувшись ко мне, мой кумир Дэннис приставил к моему лбу дуло автомата. Такое же дуло направилось мне в висок. И этот второй автомат держала в руках моя подруга Регина.
— Как ты смеешь? — прошипела она, кладя палец на спусковой крючок.
— Шифр, — предложил Дэннис. — Либо ты немедленно говоришь свою часть кода, либо ты труп!
— Новые детали, — послышался в воздухе голос Рамана. — Система спутникового наблюдения восстановлена. Отчетливо вижу… Вы стоите у входа… а ваша подруга Крисси только что покинула наземный этаж и спускается вниз к павильону Пабло. Она нагружена целыми баулами…
Мне показалось, что в голосе Рамана зазвучал нескрываемый азарт. Стволы направленных на меня автоматов опустились к земле.
— Немедленно к павильону! — продолжал Раман, и гулкие барабаны заштриховали его слова пунктирным ритмом. — Маленькая негодница вытащила из павильона несколько холстов и тянет всё это к Серебряному пляжу. Подождите… Разъебить ее так! — грязно выругался индус. — Да у нее там пришвартована целая моторная лодка!
— Не дайте ей уйти с бесценными картинами гения! — возопили зэнди.
Дэннис опустил автомат и рванул обратно в дом, крича на бегу:
— Я проверю, что там!
И теперь уже через зэнди:
— Отправляйтесь на вулкан, я вас догоню!
— А кто нам даст гарантию, — проговорила Регина, — что ты со своей подельницей не запрыгнешь в шлюпку и не отчалишь с острова?.. Что, понабрали добра и сваливаете? А нам, типа, всем под пули к вулкану, пока вы по лёгкой волне валите прочь?..
— Раман, — прокричал Дитрих, — Дэн сейчас будет перехватывать цель. Если они оба сядут в лодку и попытаются отчалить, сними обоих!
— Не выйдет, — прозвучал в воздухе голос Рамана. — Русские вывели из строя систему обстрела. Вам придется уладить это самим. Если кто-то из них решит уйти, стреляйте в предателей на поражение!
И тут меня неожиданно озарило. Я вспомнил, как утром, выйдя на верхнюю площадку маяка, краем сознания заметил в море белую точку. Это была моторная яхта. Она покачивалась на волнах совсем близко, в двухстах метрах от берега. И если бы не всё пережитое в ту ночь, если бы не ранение в руку, от которого меня бил озноб, если бы не страх перед тайной, которую я узнал, у меня наверняка подкосились бы ноги при виде этой яхты.
— Не слушайте его! Он пытается всех перессорить! Он хочет, чтобы вы перестреляли друг друга! — пролетел в пространстве голос, мощь и убедительность которого была подкреплена победными аккордами рояля.
И этот голос принадлежал мне.
— Раман! — выкрикнул я, краем глаза заметив, как Регина, Дитрих и Пауль застыли в недоумении. — Зачем ты отвлёк Рег и Дэна, когда они приставили к моему виску автоматы?
— Опомнись, мальчик, я лишь сообщил о своих наблюдениях со спутниковых камер, — неожиданно мягко выдохнул индус в напоённый аккордами рояля воздух.
— А больше ни о каких наблюдениях ты не хочешь нам сообщить? — продолжал я.
С каждым новым словом в меня вселялась уверенность. Я нашел недостающие кусочки пазла, и теперь картина происходящего предстала передо мной во всём своем ужасающем величии…
— Больше ни о каких наблюдениях ты не хочешь нам сообщить? Например, о том, где Пабло Эс-Андрос вместе со своим другом Арсением Стаковским пережидает то побоище, которое вы здесь устроили?
— Что ты несёшь?!! — взвизгнула Регина, и дуло автомата вновь уперлось мне в висок.
Сняв с лица зэнди, я жестом приказал Регине сделать то же самое. Бросив взгляд на Дитриха и Пауля, она сняла очки. Парни последовали ее примеру, продолжая, правда, целиться в меня из автоматов.
— Война, которую мы здесь устроили, была запрограммирована, — заговорил я. — Не знаю кем: Пабло или Раманом, но мы все — простые марионетки. И Пабло вовсе никуда не пропадал. Сейчас он преспокойно попивает шампанское в компании Стаковского и пары верных людей, не попавших под программу зачистки. Те, кто пришли с подорванного нами «эсминца» Стаковского и кого мы перебили в гостиной, говорили правду: они не знают, где их шеф. И всё потому, что они в эти дни его и в глаза не видели. Шеф прибыл к острову вовсе не на своём эсминце, а на небольшой яхте. Вчера и сегодня, скитаясь по острову, я видел эту яхту в двухстах метрах от берега. Когда Раман сказал, что наблюдение со спутников восстановлено и акватория абсолютно чиста, я понял, что он лжет. Все, кого сейчас нет с нами, находятся в сговоре между собой. И все они счастливо дрейфуют на той самой яхте и пережидают, пока мы здесь друг друга не перережем.
— А как же Сайэм, он тоже в сговоре? — язвительно поинтересовалась Регина.
— Его могли взять в заложники, потому что…
«ПОТОМУ ЧТО ТЫ — ИДИОТ», — прозвенело в голове. И это были не зэнди, а внутренний голос.
— Ты так заботишься о своей жалкой душонке, — проговорил внутренний голос, — что сумел убедить не только всех, но и самого себя в том, что знаешь код. Хорошо, пусть другие так думают: это позволит тебе прожить еще пару часов, пока тебя не расстреляют. Но сам себе признайся, наконец, как это было!

…Всё началось с отчаяния оттого, что именно я начал кровопролитие, сообщив в своем дурацком послании, что на острове Салемандрос скрывают Янтарную комнату. «ЯНТАРНАЯ КОМНАТА! ПОМОГИТЕ» — написал я. Но те не обратили внимания на «помогите». Их интересовало лишь богатство. Именно тогда я понял, как утопична вера Руди Лемстера в то, что какие-то ценители искусства придут сюда однажды, а также в то, что ценителями этими будут мои соотечественники.
Я решил уговорить Руди стереть со стены внутри грота подсказки и поменять коды. Отдать награбленное в руки других грабителей? Нет, этого нельзя было допустить. Но к вечеру Руди не стало. На острове начали расправляться с лишними людьми. Только один человек пользовался безотчетным и необъяснимым для всех попустительством со стороны Пабло. Это был Саймон. Он свободно передвигался по острову, и к тому же был хорошо знаком с механизмом кодировки замка. Вот почему после гибели Руди я пришел к убитому горем Саймону и убедил его смыть со стены подсказки и заменить наш шифр на его собственный. «Любые два слова, которые никогда никому не придут в голову», — просил я. «И об этом шифре ты не расскажешь никому, даже мне. И никто не потревожит тебя, потому что никому не придёт в голову мысль, что код знаешь именно ты».
Вот так получилось, что я потерял код к сокровищнице Пабло. По моим соображениям, кодом, который мог сочинить Саймон, могли быть лишь два слова из пяти букв: «RUDIE» и «SIMON». Но если это так и было, я понятия не имел, в какой последовательности они могли идти…

— А как же Сайэм, он тоже в сговоре? — язвительно поинтересовалась Регина.
— Его могли взять в заложники, потому что… потому что вы сами должны знать, что давить на человека проще, если воздействовать не на него лично, а на его близких и друзей. Саймоном можно шантажировать любого. Под угрозой расправы с Саймоном каждый откроет любой код, если его знает!
— Я бы не открыла, — пожала плечами Регина, — даже если бы этого недоумка поджаривали на костре.
— Ближе к делу, Юнус, — нетерпеливо выкрикнул Пауль, встряхнув автоматом. — Все, кто здесь — святоши. А те, кто там, неизвестно где, — подонки. Почему?
— Мы все подлежим зачистке, — проговорил я, придав своему голосу ровность и стараясь не делать резких движений. — В какой-то момент Пабло понял, что Стаковский здесь вовсе не для того, чтобы завладеть Янтарной Комнатой. Русские ненасытны, уж поверьте вашему эксперту по славянскому менталитету. Русские всегда хотят больше, чем оговорено в контракте. Пабло понял это и, чтобы уберечь себя от полного краха, решил вступить со Стаковским в долю.
Все трое, Регина, Дитрих и Пауль, неудовлетворённые моим ответом, сняли автоматы с предохранителей…
— Как бы вы отреагировали, если бы узнали, что Пабло Эс-Андрос хочет поделить с чужаком все ваши сокровища? — поинтересовался я, предчувствуя близкую смерть.
— Я бы не поверила, — начала Регина. — А когда узнала бы, что это правда, то… — она осеклась и кинула взгляд на парней.
— Я бы прикончил подонка как врага общего дела, — ответил за Регину доброжелательный и миролюбивый Пауль.
Как говорил Руди Лемстер, счет стал «один-ноль» в мою пользу.
Приободрившись, я продолжил:
— Как вы думаете, Пабло достаточно умён, чтобы догадаться, что вы именно так с ним и поступите?
И, не давая им ответить, я заключил:
— Вот почему он стравил вас с людьми Стаковского. Оба решили, что в этой драке победителей не будет, потому что люди Стаковского тоже хорошо подготовлены, плюс лучше вас вооружены. А кто останется, того можно добить исподтишка.
Челюсть Регины расслабилась. Теперь ее лицо являло крайнюю растерянность. Дуло автомата медленно поползло вниз. Счет в игре стал «два-ноль» в пользу благоразумия. Теперь оставалось закрепить свои позиции самым прочным и веским аргументом…
— Я на сто процентов уверен, — начал я, — что белая яхта, которую я видел, принадлежит Стаковскому. И что Пабло сейчас именно там. Оба попивают шампанское, пережидая бойню, которую сами и спровоцировали.
— Браво! — раздалось вдруг из дверей холла, и на сцене комедии человеческой алчности появилась Крисси.
Узнать ее можно было лишь по голосу с раздраженными визгливыми интонациями. Внешне же это больше не была девушка, что час назад освободилась из оков — в сандалетах и в порванном, забрызганном кровью платье. Теперь Кристина была одета в серую офицерскую форму. На голове красовалась серая военная каска, а в руках она держала угловатый автомат из тех, что я видел в потайном шкафу в библиотеке. Помня уроки Рамана, я знал: в руках у Кристины — пулемётный пистолет «Шмайсер», главная ценность которого заключается в возможности выполнять одиночные выстрелы, на что другие автоматы неспособны. Пара коротких очередей простого автомата — и ты пуст, тогда как со Шмайсером и его тридцатью двумя патронами перезарядка потребуется не так скоро.
— Браво, — продолжала Крисси. — А я уж тут подумала: как это мы справимся со своими вопросами без русского консультанта?..
Повернувшись к Дитриху, она резким голосом воскликнула:
— И ты тоже повелся на эту сказку?
Дитрих молчал.
— Может быть, спросим, как обстоят дела у Рамана? — продолжала Крисси, и к моему ужасу в руках ее сверкнули очки-зэнди.
— Постой! — вскрикнул я. — Если Раман узнает о нашем разговоре, он сообщит Стаковскому и тот отгонит яхту от острова. В этом случае вы никогда не узнаете правды. Так и погибнете здесь…
Резким движением Крисси подняла зэнди к голове, где они звонко ударились о каску. Чтобы надеть очки, надо было снять каску. А каску можно было снять, лишь положив на землю автомат.
Крисси замешкалась, и я воспользовался подаренными мне секундами:
— Не лучше ли вам проехаться к маяку и самим взглянуть на своего Учителя? — предложил я. — Если он преспокойно глушит на палубе яхты шампанское, можете связаться с Раманом и узнать у него, в чём дело. Если же никакой яхты там нет… (я запнулся, понимая, что сейчас подпишу себе смертный приговор), то можете разобраться со мной так, как это у вас принято.

продолжение

❈ ═══════❖═══════ ❈

назад, на оглавление