サ СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

(Книга вторая, глава 95)

Подпрыгивая на ухабах, джип-Дефендер мчался на восток, в сторону маяка. Художники хорошо подготовились к поездке, решив, что если вскрыть сокровищницу не удастся, а Пабло окажется предателем, придется временно свалить с острова. И делать это лучше не с пустыми руками.
Магда была права: верные ученики Пабло Эс-Андроса предвидели неблагоприятный поворот событий и припрятали на этот случай кое-что для безбедной жизни на материке. Длинный кузов Дефендера был доверху нагружен баулами, распухшими от поклажи так, что молнии уже не застёгивались. Из широких прорех торчали: ножки золотых канделябров, пеналы с холстами великих мастеров прошлого, серебряные и бронзовые вазы, а так же голые мускулистые ноги многочисленных героев Греции и головы деревянных конголезских статуэток с длинными шеями, забранными по тамошней традиции в металлические кольца. А сколько в сумках и мешках пряталось бриллиантов, аметистов и голубых смарагдов, тайком вынесенных из галереи Пабло в лучшие её времена, можно было лишь догадываться.
К встрече с возможным предателем художники также подготовились. Больше всех поражал воображение Пауль. Одет он был теперь в немецкую армейскую форму времён второй мировой войны; на голове красовалась фуражка с кокардой; на ногах — чёрные (теперь серые от пыли) сапоги. Так же и Дитрих был одет по-военному. В одной руке он сжимал длинный и очень мощный военный фонарь: на случай отключения в галерее электричества; в другой — початую бутылку виски. Дэннис поражал голым мускулистым торсом и одет был лишь в джинсы и спортивные кроссовки. Крисси так и осталась в военной каске. Регина же снарядилась по-спортивному. Лишь голову она, как и Крисси, защитила военной каской, но не серой, а темно-зелёной, простой, пехотной.
Когда рассаживались, Пауль указал мне на позорное место в кузове. Расположившись среди баулов, я застыл под прицелом автомата. Ясно было, что пока не подтвердятся мои слова о предательстве Пабло, я буду под особым наблюдением. О том, чтобы выпрыгнуть за борт, не было теперь и речи.
Всё это можно было бы воспринять как очередной костюмированный выход в стиле Пабло Эс-Андроса, если бы не гора трупов в гостиной. Обиднее всего было то, что я сам озверел при виде крови; я убивал людей или был косвенным виновником их смерти. Правда, от всего этого вероятная близость смерти собственной не казалась мне теперь такой ужасной, какой может показаться смерть где-нибудь среди фонтанов городского парка или в театре, на постановке «Лебединого озера».

Пока мы бежали, спускаясь к обрыву берега второго рифа, я шептал лишь, словно молитву: «Господи, сделай так, чтобы Пабло с этой яхтой был там! Господи, уж кто и заслужил наказания за сотни смертей, в том числе, за смерть моих близких, так это он!»
Пригибаясь на всякий случай, мы направились к оврагу, тянущемуся по-над берегом. Нырнув в овраг, мы поднялись на невысокий бруствер, и…
Картина, открывшаяся нашему взору, являла собой тот самый волшебный сон, о котором я только что молился, обращаясь к забывшему меня Богу. Внизу, на лазоревой подушке кристальных волн мерно покачивалась яхта «Стелла Клариче», отмытая от дерьма умелой рукой и сверкавшая теперь белизной и роскошью. На кормовой палубе под полупрозрачным навесом, колыхаемым лёгким прохладным бризом, уютно расположился Пабло Эс-Андрос в компании с Арсением Васильевичем. Всё было так, как я и обещал — с той лишь разницей, что оба друга не упивались шампанским, а с азартом резались в карты. Саймона с ними не было.
— Отбой тревоги, больше можно не прятаться, — выкрикнул Пауль сорванным, сиплым голосом.
Подняв над головой автомат, он выпустил в дрожащий воздух короткую очередь.
В подтверждение серьёзности намерений и для выведения встречи на интернациональный уровень, в воздух выстрелил также и Дэннис.
— А вы тут неплохо проводите время, — звонко выкрикнул он по-английски. — Кто выигрывает?
Я представил, как Пабло Эс-Андрос сейчас смутится, начнёт заикаться и оправдываться; покажет всем своим видом, что его пребывание на яхте своего врага — недоразумение; что он и не думал вступать ни в какой сговор со Стаковским. Но не тут-то было. Всё произошло иначе, и совершенно неожиданно для меня…
— Как хорошо, что вы наконец-то закончили это неприятное дело, дети мои! — воскликнул Пабло, поднимаясь с мягких кресел и воздевая к нам руки. — Но, позвольте узнать, почему вы не выходите на связь с Раманом? Уже двадцать минут как он разыскивает вас, чтобы сообщить о своих новых наблюдениях!
Регина дернулась было, но Пабло продолжал, не давая никому из стоявших наверху вставить ни слова:
— Дети мои! Эта сумасшедшая женщина, из-за которой начались все наши несчастья; этот дьявол во плоти, приведший на наш мирный Остров предателя в лице своего отпрыска; этот чудовищный монстр в данный момент приближается к святая святых! Раман считает, что ей известны обе части кода! Только представьте, что произойдет, если она проникнет туда, куда не полагается проникать постороннему! И что может стрястись, если она случайно введет неверный код!!!
— Юнус был прав, — возмущенным тоном проговорила Регина. — Ты предал нас всех!
Она вновь дернулась, намереваясь вскинуть свой автомат, и Пабло заметил это движение.
— Не забудь, девочка моя, склеить осколки, чтобы они не ранили твоих любимых, — проговорил он громко и отчетливо.
Тут же с Региной произошло неожиданное превращение… отойдя от бруствера, она подошла к джипу и забралась в кузов. Так и замерла там, будто ожидая команды. Тем временем нечто подобное Пабло сообщил и Паулю, в гневе потрясавшему своим автоматом. Сразу после этого Пауль установил рычаг затвора в предохранительный паз и также отошел от бруствера к джипу.
«Он их гипнотизирует», — догадался я. «Вернее, загипнотизированы они были давно. Сейчас же с помощью особых кодовых слов он запускает нужную программу». Зрелище это было ужасным: вполне вменяемые люди, минуту назад полные гнева и решимости, отходили вялой походкой к джипу и послушно, как малые дети, усаживались в кабину. Говорить и рассуждать о подобном гипнозе было не так страшно, как видеть поддавшихся гипнозу воочию. Особенно, когда они вооружены.
Через пять минут джип-Дефендер мчался к новой цели, а его пассажиры, забыв о Пабло, думали лишь о том, чтобы не дать «этой суке Магде» открыть галерею прежде, чем они прибудут на вулкан. Мой план по обличению Пабло Эс-Андроса провалился. Я даже не успел задать ему резонный вопрос: почему, зная, что Магда обладает кодом, он сидел на яхте, ничего не предпринимая? Вопрос был убийственный для Пабло, но план провалился.
Но я не мог и представить, насколько…

— Тебе не показалось странным, что Стаковский и Пабло, играли в покер как лучшие друзья? — поинтересовался я у Регины.
Та хотела что-то ответить, но Пауль вскинул автомат, крикнув ей:
— Прекратить разговоры с арестованными!
— С каких пор вы меня арестовали? — не понял я. — Разве час назад не я с вами вместе лез под пули и рисковал жизнью?
— А ты не помнишь, как ты со мной разговаривал, тупой кретин, когда я была привязана к стулу и истекала кровью? — вмешалась в разговор Кристина. — Думаешь, мы об этом забыли?..
Не успел я что-то ответить, как новое событие потрясло нас — на этот раз, в прямом смысле. Земля под колесами джипа-Дефендера вздрогнула так, что Дитрих, находившийся как всегда за рулём, чуть не выпустил из рук баранку.
— Магда, старая сволочь! — просвистела сквозь зубы Крисси. — Набрала всё же свой код, падла!
Что будет, если набрать неправильный код, я узнал от Руди Лемстера. Руди сказал, что под входом в галерею скрыто довольно сильное взрывное устройство, детонатор которого приводится в действие при неправильном вводе шифра. Мощный взрыв заваливает вход в пещеру и неизвестно ещё, можно ли после этого туда проникнуть. Судя по всему, это и произошло.
Все устремили взгляды к вулкану, уже маячившему вдали. В доказательство правоты Руди, грязно-серое облако медленно поползло в голубое небо.
— Всё, всё, всё, конец! — захныкала Крисси.

продолжение

❈ ═══════❖═══════ ❈

назад, на оглавление